В строке поиска вы можете ввести тикер или ключевые слова. Вам будет предложена подборка статей на нашем сайте, где упоминаются эти данные.

ETFs, инвестирующие в природный газ

При всем многообразии мирового рынка ETFs одной из наиболее интересных категорий биржевых фондов, представленных на нем, являются так называемые «товарные ETFs», специализирующиеся как на вложениях в отдельные товары (например, нефть), так и в «товарные корзины» (подобные фонды получили широкое распространение на рынках сельскохозяйственной продукции).

В настоящий момент одним их наиболее сложных, но и наиболее привлекательных с точки зрения масштабов вероятного движения рыночных цен товарных рынков является рынок природного газа, на котором складывается весьма интересная ситуация.

С фундаментальной точки зрения мировой природного газа – это очень емкий рынок, имеющий хорошие перспективы роста в долгосрочном периоде.

Так, по состоянию на конец 2013 года совокупные мировые запасы природного газа оценивались специалистами BP примерно в 185,7 трлн. куб. м (другие международные организации дают более оптимистичные оценки, в частности, Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) оценивает запасы «голубого топлива» более оптимистично – в 200,4 трлн. куб. м).

На протяжении последних нескольких десятилетий добыча природного газа в мире увеличивалась: если в 1990 году общая мировая добыча газа составляла 2006,6 млрд. куб. м, в 2000 году она возросла до 2410,3 млрд. куб. м, в 2010 году – до 3190,8 млрд. куб. м, а по итогам 2013 года был установлен абсолютный рекорд по его добыче (3369,9 млрд. куб. м), т. е. на протяжении 23 лет добыча природного газа ежегодно возрастала на 2,38%.

Хорошими темпами росло и его потребление: если в 1990 году в мире было потреблено 1960,1 млрд. куб. м газа, то в 2013 году достигло уже 3347,6 млрд. куб. м (иными словами, в глобальном масштабе средние темпы прироста потребления газа были незначительно выше темпов прироста его добычи, составляя 2,46%).

Фактически в последние годы в глобальном масштабе происходила «плавная газовая революция», в результате которой доля природного газа в общем топливном балансе увеличилась и на текущий момент, по разным оценкам, составляет около 24-25%, причем, по мнению специалистов, в течение, как минимум, ближайших 5-7 лет эта тенденция сохранится (основными конкурентными преимуществами природного газа по сравнению с «традиционными энергоносителями» – нефтью и энергетическим углем – являются его более низкая стоимость и экологичность) и к 2020 году доля газа балансе увеличится до 26-28%.

Таким образом, рост объемов мирового газового рынка, пусть и немногим более скромный по своим масштабам – в пределах 1,5-2,0% ежегодно, ожидается большинством его участников – как потребителей газа, так и его производителей.

Тем не менее, при весьма позитивных прогнозах относительно будущего этого рынка в целом сейчас на нем сохраняется очень высокий уровень неопределенности. Основная интрига на газовом рынке заключается в ответах на два вопроса: кто удовлетворит растущий спрос на «голубое топливо»? и за счет каких ресурсов это произойдет?

По большому счету, существует два основных сценария развития событий.

В рамках первого сценария (его условно можно назвать «сценарием традиционных экспортеров») растущий спрос на газ со стороны потребителей будут удовлетворять те страны, которые добывают его по классической технологии, причем этот сценарий предполагает параллельное развитие всех сегментов газового рынка, хотя сегмент сжиженного природного газа будет, скорее всего, расти несколько быстрее остальных (преимущественно за счет завершения ряда крупных проектов в этой области, активно реализуемых Катаром, Австралией, США и рядом других стран). В обозримой перспективе «сценарий традиционных экспортеров» не предполагает кардинального изменения «расклада сил» на глобальном рынке природного газа, хотя и допускает, что в течение 10 лет на рынке появятся новые игроки (в частности, колоссальные усилия в этом направлении предпринимает Катар).

Второй сценарий («сланцевый сценарий») подразумевает значительное возрастание роли сланцевого газа в мировом энергетическом балансе и де-факто предполагает передел всего мирового рынка природного газа (основным бенефициаром в этом случае являются США – единственная страна в мире, в которой сланцевый газ добывается в значительных масштабах). С случае реализации «сланцевого сценария» добываемый в США природный газ, скорее всего, будет экспортироваться на азиатско-тихоокеанский рынок, который в настоящее время является наиболее маржинальным за счет существующего дисбаланса между его потреблением и добычей в регионе.

Например, в 2013 году добыча газа в Азиатско-Тихоокеанском регионе составила 489,0 млрд. куб. м (крупнейшие добывающие страны региона – Китай (117,1 млрд. куб. м), Индонезия (70,4 млрд. куб. м) и Малайзия (69,1 млрд. куб. м)), а потребление – 639,2 млрд. куб. м (тройка крупнейших потребителей в регионе выглядит следующим образом: Китай (161,6 млрд. куб. м), Япония (116,9 млрд. куб. м) и Южная Корея (52,5 млрд. куб. м)).

Однако в любом случае логично ожидать глобального усиления конкуренции между странами-экспортерами природного газа. Дело в том, что в настоящее время мировой рынок природного газа характеризуется очень высоким уровнем концентрации как по запасам (в частности, по оценкам специалистов BP, по состоянию на конец 2013 года всего на 3 страны – Иран (33,8 трлн. куб. м), Россию (31,3 трлн. куб. м) и Катар (24,7 трлн. куб. м) – приходилось 48,3% всех мировых запасов газа), так и по его добыче (здесь на 3 страны – США (687,6 млрд. куб. м), Россию (604,8 млрд. куб. м) и Иран (166,6 млрд. куб. м) – пришлось 43,3% мировой добычи). Кроме того, нужно отметить ограниченную мобильность газового рынка, обусловленную очень высокой стоимостью инфраструктурных газовых проектов и длительными сроками их реализации.

И «сценарий традиционных экспортеров», и «сланцевый сценарий» предполагают увеличение добычи природного газа, однако в зависимости от того, какой именно сценарий будет реализован на практике мировые цены на «голубое топливо» будут вести себя совершенно по-разному. Если «сценарий традиционных экспортеров» подразумевает сохранение прежней системы ценообразования на глобальном газовом рынке, предполагающую достаточно жесткую привязку цен на газ к мировым ценам на нефть (сейчас практически все долгосрочные контракты на поставку природного газа, по которым реализуется порядка 65-70% всего потребляемого в мире газа, предполагают ежеквартальный перерасчет цен по специальной «нефтяной формуле»), то «сланцевый сценарий» с очень большой долей вероятности приведет к своеобразному «отвязыванию» цен на газ от цен на нефть, последствия которого сейчас оценить крайне сложно (не исключено, что на подобный сценарий может привести к падению объемов мировой торговли природным газом за счет роста добычи сланцевого газа в странах-импортерах и к снижению цен на локальных спот-рынках).

Соответственно, в текущих рыночных реалиях мировой рынок природного газа, по сути, находится «на развилке», поэтому наибольший интерес представляют не столько ETFs, непосредственно ориентированные на отслеживание цен на природный газ на срочном рынке (такого подхода придерживается фонды ProShares Ultra DJ-UBS Natural Gas ETF (BOIL), Teucrium Natural Gas Fund (NAGS)) и United States Natural Gas ETF (UNG)), сколько ETFs, работающие с компаниями газовой промышленности (например, фонд First Trust ISE-Revere Natural Gas ETF (FCG), Global Natural Gas Small Cap Equity ETF (IGAS) и UBS E-TRACS Alerian Natural Gas MLP Index ETN (MLPG)), которые способны показать достойные результаты при сложившейся конъюнктуре мирового рынка природного газа.


не интересно
средне
полезно
(Нет голосов)

Все права защищены и охраняются законом. All Etf © 2016