В строке поиска вы можете ввести тикер или ключевые слова. Вам будет предложена подборка статей на нашем сайте, где упоминаются эти данные.

Японские ETFs: рост в результате политики количественного смягчения / 29 Января 2018

На протяжении последних лет многие центральные банки, прежде всего, в экономически развитых странах, прилагали беспрецедентные усилия для стимулирования национальных экономик.

Основной целью проводимой ими монетарной политики было ускорение темпов экономического роста, причем довольно существенное, в достаточно жестких «внешних» условиях, в которых «классические» инструменты монетарной политики не давали ожидаемого эффекта.
Стремление стимулировать экономический рост на национальном уровне привело к тому, что наиболее популярной в глобальном масштабе стала политика количественного смягчения. Подобная политика дает возможность удерживать процентные ставки, причем не только краткосрочные, но и долгосрочные, на очень низком уровне за счет скупки регулятором финансовых активов. Как свидетельствует мировая практика, первоначально практически все программы количественного смягчения начинались со скупки государственных облигаций, однако по мере роста их масштабов «скупка» активов, осуществляемая центральным банком, постепенно «распространялась» и на другие сегменты фондового рынка, в частности, на рынок акций.
Масштабная скупка активов вполне закономерно приводила и, что самое интересное, по-прежнему приводит, к росту их рыночных котировок (наиболее отчетливо данная тенденция проявилась на локальных рынках акций, хотя основной объем средств был «закачан» на облигационные рынки), однако в действительности количественное смягчение далеко не всегда способствовало ускорению темпов экономического роста. По сути, появление крупного покупателя на национальном финансовом рынке, даже на очень «заметном» в мировом масштабе, действия которого не так и сложно спрогнозировать, происходящее при реализации политики количественного смягчения, само по себе объективно не способно «подстегнуть» потребительскую и инвестиционную активность в реальном секторе экономики.
Одним из наиболее показательных примеров в этом отношении можно считать японскую экономику, занимающую третье место в мире после США и Китая по своим масштабам, в которой политика количественного смягчения фактически превратилась в основу проводимой экономической политики.
Популярность самой идеи количественного смягчения в Японии обусловлена тем, что, начиная с 90-х годов 20 века, страна одновременно столкнулось с проблемами дефляции и экономической стагнации, которые достаточно быстро приобрели системный характер (конец XX и начало XXI века в японской экономике экономисты нередко называют «потерянными десятилетиями»).
В 2012 году премьер-министром Японии стал Синдзо Абэ, который взял курс на стимулирование национальной экономики (впоследствии комплекс реализуемых им экономических мер получил название «абэномика»), одной из ключевых компонент которого стало проведение чрезвычайно мягкой денежно-кредитной политики (она считается одной из трех основных «стрел» (базовых основ) проводимой экономической политики в целом).
Основной целью «абэномики» является кардинальный перелом экономической ситуации в японской экономике: по сути, «дефляционная спираль», разворачивавшаяся в ней на протяжении нескольких десятилетий, должна «поменяться» на «инфляционную спираль». Теоретически систематический рост цен должен стимулировать потребление, так как сбережения в условиях аномально низких процентных ставок и, соответственно, низкой доходности активов теряют свою привлекательность для населения.
Стоит отметить, что ускорение инфляции на протяжении последних нескольких лет является одной из стратегических целей Банка Японии. Официальным «целевым» уровнем по инфляции является 2% годовых (именно такой уровень зафиксирован во всех официальных документах Банка Японии как «целевой уровень инфляции»), однако вплоть до настоящего момента он остается недостижимым, в частности, глава японского регулятора Харухико Курода, как минимум, 6 раз переносил сроки достижения данного целевого уровня по инфляции, а, согласно предварительным данным, по итогам 2017 года темп прироста потребительских цен составил менее 1% в годовом выражении.
Политика количественного смягчения, проводимая в Японии, имеет ряд специфических особенностей, по сравнению, к примеру, с США и Европой.
Во-первых, количественное смягчение в Японии де-факто носит бессрочный характер: она реализуется с 2012 года, и пока представители Банка Японии заявляют лишь о своей готовности продолжать ее «столько, сколько будет необходимо», при этом в остальных странах, прибегавших к политике количественного смягчения в целях стимулирования экономики, она проводилась при наличии более или менее явных временных ограничений, пусть и достаточно «размытых». Иными словами, количественное смягчение рассматривалось как очень серьезная, но временная мера (в частности, об этом свидетельствует тот факт, что все программы по выкупу активов проводились дискретными «раундами» или «периодами»).
Во-вторых, количественное смягчение в Японии идет по нарастающей, причем, судя по риторике высокопоставленных чиновников, «верхнего предела» в данной области просто не существует. Явным свидетельством этого является периодическое «масштабирование» упоминавшейся ранее программы по выкупу активов, которая «прирастает» не только количественно (увеличивается сумма, направляется на выкуп активов), но и качественно (с долгового рынка данная программа достаточно быстро «перебралась» на рынок акций).
В-третьих, Япония является безусловным глобальным «лидером» по уровню долговой нагрузки: на протяжении последних лет он стабильно превышает валовой внутренний продукт страны более чем в 2 раза. С учетом существующей программы скупки активов в Японии возникает уникальная ситуация: с одной стороны, государство является крупнейшим игроком на долговом рынке (заемщик в сегменте государственных облигаций), а, с другой стороны, оно же инициирует и реализует беспрецедентную по масштабам скупку активов (покупатель облигаций, в том числе и государственных). Проще говоря, в японской финансовой системе значительная «часть» впрыскиваемой в нее ликвидности просто «не просачивается» в реальную экономику.
Совокупность этих факторов привела к тому, что за последние несколько лет японский фондовый рынок значительно вырос, и за последние 3 года (с 23 января 2015 года по 23 января 2018 года включительно) биржевые фонды, ориентированные на инвестирование в рынок акций, продемонстрировали достойные результаты. Например, фонд DBX MSCI Japan Currency-Hedged Equity Fund (DBJP) прибавил за этот период 33,03%; сходный результат у фонда Wisdom Tree Japan Total Dividend ETF (DXJ), принесшего владельцам 33,17%; еще более «серьезную» доходность показал фонд iShares MSCI Japan Index ETF (EWJ), «поднявшись» на 46,61%; фонд Wisdom Tree Japan Small Cap Dividend (DFJ) вообще оказался одним из лидеров с точки зрения доходности (+79,95%).
Тем не менее, на текущий момент инвестиции в японский финансовый рынок представляются весьма рискованными, так как именно он является наиболее уязвимым в случае ужесточения монетарной политики в глобальном масштабе (иными словами, рост процентных ставок, даже весьма незначительный, вполне может оказаться «непосильным бременем» для японской экономики).

не интересно
средне
полезно
(Голосов: 3, Рейтинг: 3)

Все права защищены и охраняются законом. All Etf © 2016